Наш девиз:
Как много дел считались невозможными, пока они не были осуществлены.
Плиний старший

+7 495 363 47 61 (многоканальный)

Контактная информация 

Скачок напряжения

24 июня 2011 г.

ФРАНЦУЖЕНКА ФЛОРЕНС Дальден, чья компания «Фея розы» занимается выращиванием роз необычных сортов в теплицах под Калугой, была шокирована, получив январский счет за электроэнергию. Сумма в нем была на 43% выше, чем в декабре при сопоставимом потреблении. Такого поворота событий предпринимательница никак не ожидала, ведь в январе 2010 года цена электричества подскочила только на 15%. Но еще сильнее ее напугал звонок из местной энергокомпании. Не слишком любезный голос пригрозил, что, если деньги не будут перечислены до полудня следующего дня, электричество вообще отключат. Бизнес стартовал меньше двух лет назад, свободных денег нет. Но Флоренс рисковала большим: «У меня в теплицах освещение, полив, вентиляция, все автоматическое, — говорит предпринимательница. — Один день без электричества, и цветы погибнут». Проблемы с оплатой электроэнергии возникли в этом году не только у Флоренс.


В 41 из 83 российских регионов тарифы на электроэнергию выросли для промышленных потребителей более чем на 15% (данные Некоммерческого партнерства гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний). В 16 регионах, в том числе и в Калужской области, рост был еще более значительным — свыше 30%. Причин резкого роста цен несколько. С 2011 года полностью прекратилось регулирование оптового рынка электрической мощности — теперь энергосбытовые компании закупают энергию у электростанций по коммерческим ценам. Теоретически они могут быть и ниже регулируемых. Но на практике — выше и постоянно растут.


Только за пять месяцев 2011 года цены генерирующих компаний выросли на 10-14%. Однако основной вклад в рост цен внесли не производящие, а сетевые компании, которые занимаются передачей электроэнергии потребителю. Дело в том, что в январе 2011 года вступила в действие новая методика расчета тарифа за их услуги. Сетевые компании переведены на систему долгосрочного тарифного регулирования Regulatory Asset Base (RAB) и теперь рассчитывают тариф для потребителей исходя из необходимой валовой выручки — той, что покроет текущие расходы, вложения в новые мощности и обеспечит доходность инвесторам. Отсюда и резкий рост тарифов в тех регионах, где у сбытовых компаний есть серьезные инвестпрограммы. Например, услуги передающих компаний в Москве подорожали на 24% (данные «Мосэнергосбыта»). Еще один фактор роста нагрузки на бизнес — субсидирование более низких тарифов для населения (их прирост зафиксирован на уровне не более 10% в год).


Как действовать в таких условиях малому и среднему бизнесу, особенно производственному, где потребление электроэнергии высокое? Есть несколько стратегий.


ДОГОВОРИТЬСЯ ИНДИВИДУАЛЬНО


Можно попробовать договориться с властями о льготах или отсрочке в индивидуальном порядке. Флоренс, например, первым делом направилась в администрацию Калужской области, а оттуда — к руководству Калужской сбытовой компании на переговоры об отсрочке платежа. «Для нас январь и февраль — самые тяжелые месяцы, много энергии уходит на освещение. Летом будет проще, и мы расплатимся», — объясняет она. Договориться удалось — француженка изначально выбирала для строительства теплиц регион, где администрация лояльно относится к инвесторам. «Я женщина и к тому же иностранка, удастся ли остальным, не знаю», — говорит Флоренс.


ЭКСПЕРИМЕНТИРОВАТЬ С ТАРИФНЫМ ПЛАНОМ ОБРАТНЫЙ ХОД


Нельзя сказать, что правительство полностью игнорирует проблему высоких тарифов на электроэнергию. В феврале премьер-министр Владимир Путин потребовал от федеральных и региональных властей, чтобы они приняли необходимые меры и удержали тарифы в запланированных рамках— 15% к уровню 2010 года. В апреле Федеральная служба по тарифам пересмотрела некоторые показатели государственного регулирования цен, ряд мер приняли и региональные власти. Но к фактическому снижению цены на электричество вся эта активность пока не привела. — Р. К. Можно оптимизировать платежи за счет подбора тарифа. «Мосэнергосбыт», например, разрешает клиентам в течение года менять тариф неоднократно. Большинство предпринимателей раньше в это глубоко не вникали и теперь экспериментируют сами либо нанимают консультантов по энергоаудиту. Сергей Николаев, владелец московской пекарни «Золотой крендель», уже перевел большинство производственных процессов на ночной режим. Но все равно тариф для его предприятия в этом году вырос с 3,33 рубля за 1 кВт-ч до 4,13 рубля. «Приходится повышать цену, — сетует он. — А что делать, мы не можем работать в убыток. Конечно, это отсекает часть потребителей, в результате снижается спрос. В этом году продажи в натуральном выражении уже упали на 2%».


ПРОИЗВОДИТЬ ЭНЕРГИЮ САМОМУ


К такому варианту теперь склоняется Олег Федоров, основатель расположенного в Московской области аттракциона «Аэротруба», где посетители летают в мощном воздушном потоке. Поток создается турбиной, которая потребляет энергии как целый микрорайон — 2,5 МВт. Вклад электричества в себестоимость услуги — около 30%, объясняет предприниматель нехитрую арифметику, если электричество дорожает на 50%, прирост себестоимости полета — около 15%. Опасаясь оттока клиентов, поднимать цену Федоров не решается, а взяв издержки на себя, долго не продержится. «Следующую аэротрубу выгоднее будет построить с собственной газогенераторной станцией», — говорит он. У Флоренс Д'Альден есть бэушный газогенератор, но воспользоваться им пока не удается — станция нуждается в квалифицированном обслуживании, таких специалистов в деревне Бабынино под Калугой и окрестностях француженка пока не нашла. Да и окупится автономная генерация только в том случае, если продавать избыток мощности электросетям. Они же готовы покупать энергию в два раза дешевле, чем продают сами, — с монополией не поспоришь.


СТАТЬ ОПТОВЫМ ПОКУПАТЕЛЕМ


Если затраты компании на электричество достаточно велики, выгоднее перейти на прямые закупки электроэнергии с оптового рынка. «Это потребует приложения сил и затрат, но тариф снизится примерно на 40%», — советует Дмитрий Чекановский, гендиректор консалтинговой компании «Юрэнергоаудит». Правда, по его словам, эта мера имеет смысл только в том случае, если предприятие платит за электричество более 12-15 млн рублей в год — иначе затраты на необходимое для прямых закупок оборудование не окупятся.


ИЮЛЬ, 2011 FORBES 93



Возврат к списку событий

1111