Наш девиз:
Как много дел считались невозможными, пока они не были осуществлены.
Плиний старший

+7 495 363 47 61 (многоканальный)

Контактная информация 
Версия для печати

Тенденции и риски развития мировой энергетики

18.07.2017 10:16:00



Несмотря на рост цен на энергоресурсы мировая экономика демонстрирует высокую динамику. Наблюдается один из самых синхронных подъемов в истории мировых деловых циклов. Важной особенностью текущего периода являются необычайно высокие по историческим меркам темпы роста в развивающихся странах и в странах с переходной экономикой. В реальность превращаются прогнозы о новой конфигурации экономической мощи в мире ...


В последнее десятилетие в развитии мировой энергетики проявились некоторые важные тенденции, которые при неуправляемом течении могут угрожать устойчивости этой сферы. К таким тенденциям относятся:

  • изменение взаимоотношений между потребителями и производителями, усиление конкуренции за ограниченные энергоресурсы;

  • высокие темпы роста энергопотребления;

  • изменение региональных пропорций энергопотребления;

  • высокая доля и растущие объемы потребления органического топлива;

  • замедление темпов роста предложения энергии;

  • проблемы обеспечения инвестиций в развитие энергетического сектора;

  • изменение структуры предложения энергоресурсов и повышение роли отдельных поставщиков;

  • рост цен на энергоносители, волатильность цен;

  • нарастающая напряженность в обеспечении энергетических нужд транспорта и диспропорции в нефтепереработке;

  • рост объемов международной торговли энергоносителями, развитие инфраструктурной составляющей поставок энергоресурсов и обострение связанных с этим рисков;

  • усиление политических рисков, в том числе транзитных. Ниже каждая из перечисленных тенденций рассматривается более подробно.


Изменение взаимоотношений между потребителями и производителями, усиление конкуренции за ограниченные энергоресурсы/


Современная ситуация в мировой энергетике характеризуется обострением противоречий между основными игроками на международных энергетических рынках. Практика взаимоотношений между производителями и потребителями энергоресурсов, сложившаяся в последней четверти XX века, уходит в прошлое. Все хуже работают существующие механизмы регулирования мирового энергетического рынка, все очевиднее становится обострение конкуренции между потребителями, подогреваемое появлением на рынке таких мощных игроков, как Китай и Индия.


В то время как главными потребителями энергоресурсов являются высокоразвитые державы и развивающиеся страны Азии, основная доля мировых запасов углеводородов сконцентрирована в сравнительно небольшой группе развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Такие крупные потребители, как США, Евросоюз и Китай сосредотачивают как экономические, так и политические ресурсы для экспансии на одни и те же рынки, что приводит к росту конкуренции.


В ответ меняется политика стран-производителей в отношении доступа к национальным запасам углеводородов, а также стратегии национальных государственных компаний, контролирующих основные мировые углеводородные ресурсы. Госкомпании, располагающие масштабными запасами, стремятся развивать переработку и участвовать в капитале транспортных и сбытовых структур. В свою очередь, транснациональные корпорации, под контролем которых находятся перерабатывающие мощности, транспортно-логистические схемы и дистрибьюция углеводородов, проводят стратегию наращивания своей ресурсной базы. Данное противоречие все более усугубляется и в ближайшее десятилетие будет одной из тенденций, определяющих развитие мировой энергетики.


Динамика потребления энергии в мире


Усиление институциональных противоречий между потребителями и производителями углеводородов происходит на фоне высоких темпов роста потребления энергии в мировой экономике и невзирая на высокие цены энергоносителей.


Многими аналитиками в последние годы признается опасность возникновения очередной волны роста мирового энергопотребления. Предшествующая длинная волна, начавшаяся в конце 1940-х годов, завершилась в середине 1990-х годов, увеличив мировое энергопотребление почти в пять раз, а душевое – почти вдвое. Ее окончание было связано со стабилизацией с 1980-х годов среднедушевого энергопотребления в мире за счет сокращения общего и душевого энергопотребления в бывших странах плановой экономики и снижения душевого энергопотребления в странах, входящих в ОЭСР, при относительно умеренном росте душевого энергопотребления в развивающихся странах.


Однако в настоящее время первые два фактора перестали действовать, а наиболее крупные из развивающихся стран – Китай и Индия – все быстрее наращивают душевое потребление энергии. С учетом продолжающегося экономического роста развивающихся азиатских стран, быстрого увеличения там численности населения и высокой энергоемкости национальных экономик резко растут потребности этих стран в энергоресурсах. Опережающими темпами увеличивается потребление энергии в Африке и Латинской Америке, и даже в странах Европейского союза возобновился рост душевого энергопотребления.


Все перечисленное выше позволяет говорить об угрозе нового цикла увеличения энергоемкости мирового ВВП и ускорения темпов роста мирового энергопотребления, несмотря на внедрение новых технологий и энергосберегающих тенденций.


Развитые страны имеют сравнительно высокий уровень энергопотребления на душу населения, но стремятся к стабилизации этого показателя или хотя бы к замедлению темпов его роста. Заметное снижение энергоемкости происходит в странах с переходной экономикой – преимущественно за счет роста доходов, а также благодаря структурной перестройке экономики и снижению доли тяжелой энергоемкой промышленности по мере расширения сферы услуг, искоренения практики расточительства энергии, а также сокращения потребительских дотаций. Тем не менее, страны переходного типа остаются более энергоемкими по сравнению с развивающимися странами или странами ОЭСР. В целом динамика энергоемкости мирового ВВП выглядит следующим образом.


Изменение региональных пропорций энергопотребления


Рост энергопотребления в мире происходит весьма неравномерно, усугубляя региональные энергетические диспропорции: наиболее быстрые темпы наблюдаются в развивающихся странах Азии и особенно в Китае, на долю которого в 2005 году пришлась практически половина мирового прироста энергопотребления.


Увеличивается число стран и крупных регионов, развитие которых не обеспечено собственными энергоресурсами. Если в 1990 году такие страны производили 87% мирового ВВП, то спустя десять лет – уже 90%. Особенно резко возросла зависимость от импорта энергии наиболее быстро развивающихся стран (Китая, Индии и др.), и в перспективе ситуация будет только усугубляться. В частности, Азия уже сегодня 60% своих потребностей в нефти обеспечивает за счет импорта, а к 2020 году импорт будет покрывать до 80% спроса. При этом основной частью прогнозных энергоресурсов располагают Северная Америка и страны СНГ; им же принадлежит большая часть разведанных запасов (следом идут зона Персидского залива и Австралия).


Высокая доля и растущие объемы потребления органического топлива


Несмотря на многочисленные усилия, структура потребления энергии в мире за последние годы существенно не изменилась. Углеводороды (в первую очередь нефть) по-прежнему остаются доминирующими энергоносителями в мировом энергетическом балансе.


Высокая доля в энергобалансе наиболее ограниченного ресурса – углеводородного топлива – сохраняется несмотря на то, что в ряде стран впервые после Чернобыльской аварии возрождается интерес к атомной энергетике, а промышленно развитые потребители проявляют все больший интерес к альтернативным источникам энергии. Фактически потребление углеводородов в настоящее время не имеет серьезной альтернативы, что создает угрозу их дефицита с учетом ускоренного роста энергопотребления.


Динамика и структура мирового производства энергии по видам топлива и основным производителям


Недостаточно быстрый по сравнению с ростом энергопотребления рост предложения энергоресурсов вообще и углеводородов в частности обусловлен относительным сокращением поля приложения сил и инвестиций по наращиванию производства энергоносителей, исчерпания их наиболее доступных запасов, а также геополитической напряженности в регионах, богатых углеводородами.


Особенно резко увеличивается разрыв между растущими объемами потребления и снижающимися объемами производства углеводородов в развитых странах. Так, доля стран ОЭСР в производстве первичной энергии сократилась с 61,3% в 1971 году до 48,5% в 2005 году. Особенно сложная ситуация сложилась в Европейском союзе, на территории которого находится лишь 3,5% мировых доказанных запасов газа и менее 2% доказанных запасов нефти (в основном в Норвегии и Великобритании). В то же время расположенные в Европе нефтегазовые месторождения эксплуатируются гораздо интенсивнее, чем в других регионах мира, что ведет к их быстрому истощению.


Важнейшим негативным фактором развития энергетики является снижение уровня обеспеченности мировой экономики запасами нефти. Среднее значение ежегодно открываемых запасов нефти снизилось с 70 млрд. барр. в 1960–1980 гг. до 6–18 млрд. барр. в 1990–2005 годах. Ежегодная добыча не восполняется поисковым бурением уже на протяжении многих лет (13 млрд. барр. вновь открытых запасов против 30 млрд. барр. добычи в 2004 году), либо основное восполнение происходит за счет нетрадиционных запасов, как это случилось в 2006 году.


Отметим, что 61% мировых запасов нефти и 40,1% запасов газа сосредоточены на политически нестабильном Ближнем Востоке, и роль этих стран в нефтедобыче только увеличивается. Из-за ограниченных возможностей дополнительного роста производства увеличиваются риски, связанные с возможной дестабилизацией рынка.


Проблемы обеспечения инвестиций


Для обеспечения необходимого предложения энергии требуются масштабные инвестиции в энергетику: по оценкам МЭА, до 2030 г. они должны составить свыше 20 трлн. долларов. Более половины этой суммы необходимо направить на обеспечение текущего уровня поставок, поскольку значительную часть существующих, а также вводимых в скором времени в эксплуатацию объектов (электростанции, передающие и распределительные линии электропередач и газопроводы), необходимо будет заменить к 2030 году.


В мировой экономике имеется требуемый для этого объем капиталов, но нет гарантий того, что необходимые проекты действительно будут профинансированы. Мобилизация капитала будет зависеть от уровня доходности вложений для компенсации рисков. Финансирование энергетических проектов должно в большей степени обеспечиваться за счет частных источников, так как государство во многих странах постепенно уходит из этого сектора. В то же время рост частного финансирования будет в значительной мере зависеть от создания правительственными органами привлекательных инвестиционных условий. Прямые иностранные инвестиции будут приобретать все большее значение в регионах, не входящих в ОЭСР. Финансирование требуемых инвестиций в странах не-ОЭСР является самой сложной задачей и главным источником неопределенности при реализации энергетических проектов.


Рост цен на энергоресурсы


Нарастание энергопотребления на фоне медленного роста предложения уже проявляется в скачке цен на все коммерческие виды топлива. Значительный рост мировой экономики в последние годы (особенно в развивающихся странах), рост потребления ПЭР (на 4,4% в 2004 г. и на 2,7% – в 2005 г.), максимальный уровень загрузки мощностей, экстремальные погодные условия, продолжающиеся конфликты на Ближнем Востоке, растущий интерес к энергетическому сектору со стороны финансовых инвесторов – все это также послужило значительному росту цен на энергоресурсы, в первую очередь на нефть.


Цены на нефть вновь начали повышаться с 2002 года. В конце лета 2005 г. они превысили рекорд семидесятых годов в номинальном выражении. При этом, хотя реальные цены на нефть оставались ниже максимума начала 1980-х гг., среднегодовая цена в номинальном выражении за баррель нефти марки «Брент» впервые достигла 54 долл./барр., а марки WTI – 56 долл./барр., что более чем на треть превышает уровень 2004 года.


Рост цен на углеводороды приобрел характер устойчивой тенденции с 2000 года, когда разразился очередной арабо-израильский конфликт. Впоследствии все пиковые значения нефтяных котировок отражали набирающую обороты региональную напряженность: вторжение США в Ирак, нагнетание обстановки вокруг ядерной программы Ирана, «тридцатидневная» война в Ливане и т.д. Цены на нефтепродукты повторяли динамику цен на нефть, при этом дефицит светлых нефтепродуктов привел к более быстрому росту цен на них.


Резкий рост цен на нефть в последние годы заставил большинство научных и консалтинговых организаций пересмотреть уровни прогнозных цен в сторону повышения. Перспективы цен на нефть остаются необычайно неопределенными, усложняя анализ тенденций для энергетических рынков в целом. Высокие и нестабильные цены на нефть – важнейшая угроза мировой экономике и энергетике: они не только негативно влияют на темпы роста мирового ВВП, представляя особую опасность для развивающихся стран–импортеров энергоресурсов, но и тормозят инвестиционный процесс в энергетике, образуя сложнопредсказуемые денежные потоки.


Вслед за ценами на нефть выросли мировые цены на природный газ, впервые превысив порог в 210 долл./м3 (или 6 долл./млн. БТЕ) на рынках США и Великобритании. До 2003 года самым дорогим в мире был СПГ в Японии, цены которого формируются в привязке к ценам сырой нефти (см. рис. 7). Однако в последние годы формирующаяся в Северной Америке на спотовом рынке Henry Hub цена превысила цены на остальных региональных рынках и даже цену на нефть, пересчитанную по теплотворной способности. В Европе цены как на сетевой газ, так и на СПГ оказались ниже американских: в основном они привязаны к ценам на нефть и нефтепродукты. Однако одновременно на динамику цен здесь оказывают влияние спотовые и фьючерсные цены на британском спотовом рынке газа в Национальном балансировочном пункте (National Balancing Point, или NBP), где, как и в Северной Америке, в последние годы наблюдался значительный рост цен.


Рост цен на нефть и газ в последние годы привели и к более высоким темпам роста спроса на уголь и, соответственно, цен на него. Цена импортного энергетического угля в странах ОЭСР поднялась со среднего значения 36 долл./т в 2000 году до 62 долл./т в настоящее время.


Нарастающая напряженность в обеспечении энергетических нужд транспорта и диспропорции в нефтепереработке


В качестве отдельной проблемы современной энергетики можно выделить недостаток нефтеперерабатывающих и транспортных мощностей и ограниченность дополнительных мощностей по добыче нефти. Сокращается число регионов, где резкого роста производства углеводородов можно добиться, не применяя новейших технологий и методов добычи, требующих многомиллиардных вложений в инфраструктуру.


Нарастающая напряженность в обеспечении энергетических нужд транспорта вызвана в первую очередь отставанием роста традиционных возможностей производства моторных топлив от уровня все увеличивающихся потребностей в них транспорта. На транспортные нужды в настоящее время приходится более 40% конечного расхода энергии в мире, и в перспективе их доля возрастет до 45%. Транспорт на 95% обеспечивается жидким (пока почти исключительно нефтяным) топливом.


Ситуация в настоящее время усугубляется тем, что нормальное для отрасли превышение (на 15–20%) свободных мощностей над текущей добычей и переработкой нефти в 1990-е годы снизилось до 5%, а в последние годы – практически до нуля. Кроме того, структура спроса на нефтепродукты меняется в сторону повышения доли светлых нефтепродуктов, в то время как действующие мощности в основном создавались более 20 лет назад с расчетом на преобладание выпуска более тяжелых нефтепродуктов. В связи с этим дефицит легких продуктов переработки нефти становится все более заметным.


В последние десятилетия ХХ века прогресс в разведке и бурении компенсировал ухудшение горно-геологических условий при быстром росте добычи нефти (но с уменьшением ее обеспеченности запасами), что давало устойчивое снижение цен, то в ХХI столетии технический прогресс в отрасли явно замедлился, а в результате дорожают приросты запасов и добычи нефти. В итоге прогнозируемая в соответствии со сложившимися тенденциями динамика потребления нефти уже через 10 лет может не обеспечиваться ее добычей, рассчитанной по апробированным моделям использования ограниченных природных ресурсов.


Рост международной торговли энергоносителями, развитие инфраструктурной составляющей поставок энергоресурсов и связанные с этим риски


Мировая экономика и энергетика переживают этап качественного изменения: они стали гораздо более интегрированными и по сути глобальными. Многократный рост международной торговли энергией (почти в 2 раза за 1973–2003 гг., включая увеличение доли трансграничной торговли газом с 7% до 28% потребления и нефти – с 53% до 60%) и ее вклада в обеспечении энергопотребностей усилили взаимозависимость участников энергетического рынка и вывели проблему энергобезопасности со странового на глобальный уровень.


Развитие международной торговли энергоносителями требует адекватного развития инфраструктуры. Однако в последние годы это сопряжено с рядом сложностей:

  • по мере удаления новых добывающих регионов от традиционных рынков сбыта требуется сооружение все более протяженных и дорогостоящих трубопроводов;

  • в связи с увеличением с начала 1990-х годов числа транзитных стран и ростом числа транзитных конфликтов, все острее встают проблемы регулирования взаимоотношений между поставщиками и транзитерами;

  • некоторые пути транспортировки (например, проливы) уже достигают предела своей пропускной способности;

  • сооружение инфраструктуры в развитых странах, особенно нефтеперерабатывающих заводов и терминалов по регазификации СПГ, вызывает негативную реакцию у местного населения;

  • заметное повышение цен на сталь, энергоносители и рабочую силу приводит к росту капиталоемкости всех инфраструктурных проектов и создает проблемы с привлечением финансирования.


Увеличение объемов межстрановой торговли энергоресурсами ведет и к усилению рисков, связанных с возможностью перерывов энергоснабжения вследствие следующих факторов:

  • политические конфликты;

  • техногенные катастрофы и системные аварии (каскадные системные аварии в США в 1965 и 1977 гг. оставили без энергоснабжения на сутки соответственно 25 и 10 млн. человек, в 2003 г. – почти на двое суток 50 млн. человек);

  • природные явления (после ураганов в Мексиканском заливе почти год восстанавливался прежний уровень добычи нефти и газа);

  • террористические акты (только за 2005 год в мире произошло более трехсот терактов на нефтяных и газовых объектах в Ираке, Пакистане, Индии, Грузии, Азербайджане, Нигерии и др.). В сочетании с растущей зависимостью все большего числа стран от импорта энергии это ведет к осознанию необходимости создания новых механизмов обеспечения мировой энергетической безопасности.

Источник: мироваяЭНЕРГЕТИКА